facebook vkontakte livejournal googleplus twitter blogspot linkedin
Vidal Logo About header Search header

Основные итоги 2010 года на фармацевтическом рынке

Поделиться

Главным событием года стало введение государственного контроля цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП), которые пользуются большим спросом у граждан и больше всего влияют на снижение уровня заболеваемости и смертности. Это было сделано в рамках вступившего в силу закона <Об обращении лекарственных средств>, который принципиально изменил систему регистрации и распространения лекарств в России. Появление на российском фармрынке механизма госрегулирования привело к тому, что на коммерческом рынке тенденцией стало снижение цен как на важнейшие препараты, так и на некоторые медикаменты, не попавшие в перечень необходимых. Правда, падение цен не оказалось глобальным и составило по разным оценкам от 4 до 6% (данные Виктора Христенко, которые он огласил на встрече с Президентом - 2%). Несмотря на это, фактор снижения цен в посткризисный период стал важным катализатором продолжившегося роста фармрынка, в первую очередь, в натуральном выражении. Правда, не обошлось и без негатива - госрегулирование оказало влияние на положение всех участников рынка: стала ниже и без того невысокая рентабельность у аптечных организаций, из-за ограничения размера оптовых надбавок пострадали дистрибьюторы, а также некоторые производители, которые не стали регистрировать свои препараты, посчитав это экономически нецелесообразным. Все это произошло, потому что прибыльность продаж лекарств снизилась. Появились и другие проблемы, в частности, госрегулирование цен привело не только к некоторому сокращению ассортимента, но и к тому, что дистрибьюторы и аптеки чаще начали закупать и продавать наиболее дорогие препараты. Сегодня наибольшим коммерческим интересом у оптовиков и аптек пользуются препараты с максимально высокой зарегистрированной ценой. В результате в проигрыше остаются не только потребители, но и отечественные производители, цены которых на аналогичные медикаменты ниже, чем у зарубежных конкурентов. Однако, в целом, государственный контроль за ценами на важнейшие лекарства, безусловно, оказался полезным с точки зрения социальной стабильности.

Законом была изменена система регистрации новых лекарств, а также сокращены ее сроки. Сделаны попытки выровнять условия доступа на рынок для отечественных и зарубежных производителей, создать условия для увеличения доли отечественных лекарств на рынке. На это направлена и принятая федеральная целевая программа (ФЦП) по развитию фармпромышленности, одной из основных целей которой является значительное увеличение доли продукции отечественного производства на внутреннем рынке в стоимостном выражении к 2020 году. Закон также предусматривает проведение мониторинга безопасности лекарств, что позволит предпринимать действенные меры по борьбе с некачественными, фальсифицированными и контрафактными лекарствами. В идеале новый закон о лекарствах должен вывести к 2014 году российскую фармацевтическую промышленность на европейские стандарты качества.

Первые лица государства показали личную заинтересованность к проблемам фармы. Они лично проверяли цены в аптеках, встречались с губернаторами регионов, проводили правительственные заседания, в том числе о модернизации объектов здравоохранения, а также многочисленные совещания по вопросам развития отечественной фармацевтики. Среди особо запомнившихся и концептуальных можно упомянуть совещание по лекарственному обеспечению пенсионеров-льготников в Козельске, на котором Дмитрий Медведев заявил о том, что российская фармацевтика должна выпускать как можно больше отечественных лекарств и заменять ими иностранную продукцию. А также совещание на предприятии <ХимРар>, на котором Владимир Путин обсуждал ФЦП <Развитие фармацевтической и медицинской промышленности РФ на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу>. Учитывая огромный потенциал нашего фармрынка (даже несмотря на кризис, рост фармацевтического сектора превысил самые оптимистичные прогнозы), возможно, пришло понимание того, что речь идет не только о государственной лекарственной безопасности, но и об уникальной инвестиционной привлекательности отрасли, которая в ближайшем будущем может стать локомотивом российской экономики. Потенциал роста ёмкости фармрынка достигается за счет увеличения сегмента рынка, обеспеченного государственными деньгами (ДЛО и госпитальный сектор), а также увеличения потребления лекарств и парафармацевтики на фоне повышения уровня жизни среднестатистического россиянина. Для примера, в 2005 году россиянин в среднем тратил 58 долл. на покупку медикаментов, в 2006 году - 70 долл., в 2008 году - 67 долл. Сегодня в России потребляется лекарств на 82 долл. на душу населения в год, в то время как в странах Евросоюза этот показатель в среднем равен 200-250 евро на душу населения в год, а в США доходит до 700 долл. У отечественной фарминдустрии есть огромный потенциал для развития, поскольку доля фармрынка в создании ВВП у нас менее 1%. Для примера, в ВВП Евросоюза фарма составляет около 2%. Вывод: любые инвестиции в фармотрасль России - государственные, частные или зарубежные - окупятся с толикой, даже смотря на существующие проблемы. Ну а когда ситуация в фармацевтике находится на контроле у руководителей государства и они постоянно об этом напоминают есть если не уверенность, то достаточно серьезная надежда, что отрасль ждут перемены.

Определяющим для развития отрасли должно стать решение о переводе отечественных фармпредприятий на стандарты качества GMP до 2014 года. Это не первая инициатива Минздрава, однако все предыдущие попытки госорганов в 2005 и 2009 годах потерпели неудачи. Даже, несмотря на увеличение срока перехода на стандарт GMP на два года (с 2012 до 2014), все отечественные предприятия будет невозможно модернизировать в такие короткие сроки. Сегодня только 10% (56 из 454) работают по стандарту GMP, еще 40% ввели его на отдельных участках, 50% даже не начинали переоборудование производств. При этом степень износа основных фондов в российской фарминдустрии составляет 60%. Очевидно, что количество компаний, которые получат лицензии на фармпроизводство после 1 января 2014 года, значительно сократится. Общая стоимость инвестиций в переход на международные стандарты может составить от 0,5 до 1 млрд. долл. Но чтобы предприятия переходили на GMP необходимо открыть для них выгодные кредитные линии, оказать целевую финансовую помощь. Без масштабной государственной поддержки, как финансовой, так и политической, модернизировать существующие фармацевтические производства будет сложно. Поддержка уже обещана и закреплена в тексте ФПЦ, согласно документу модернизация производств на 75% будет профинансирована государством, оставшаяся часть - частными инвесторами. Финансовая составляющая является определяющей, поскольку в среднем затраты на обучение персонала и техническое перевооружение лишь одного производства могут составить от 5 до 20 млн. долл. А с учетом того, что процесс переоборудования предприятий может занять от трех до четырех лет начинать его нужно прямо сейчас. В любом случае - надо быть готовым к тому, что произойдет следующее: <переход на GMP - вымывание с рынка дешевых лекарств - улучшение качества более дорогих лекарств - рост цен на лекарства>. Очевидно, что все затраты на модернизацию в будущем попадут в себестоимость препаратов, российские лекарства могут стать по цене равными импортным, а то и дороже.

Наравне с законом <Об обращении лекарственных средств> появился еще один концептуальный нормативный документ - в конце года Правительство России одобрило новую федеральную целевую программу по развитию фармацевтической и медицинской промышленности. До 2020 года программой предусмотрено финансирование в размере 188 млрд. рублей, из которых 122,5 млрд. станут средствами из федерального бюджета. 154 млрд. рублей будет потрачено на научно-технологическое развитие. Государство показало, какие именно деньги готово потратить на развитие современной инновационной фармотрасли, но хватит ли этих средств на модернизацию устаревших производств и строительство новых, на восстановление отечественной исследовательско-экспериментальной базы - большой вопрос. По данным экспертов, в некоторых отраслевых НИИ износ оборудования достигает 80-90%, а <утечка мозгов> не прекращается. Сегодня очевиден высокий дефицит квалифицированных, высокоинтеллектуальных и мотивированных кадров. Прогнозы неутешительны, если не проводить решительных действий, не развивать законодательство, не финансировать отрасль, не поддерживать отечественных производителей, а также зарубежных инвесторов, готовых строить фабрики на территории России, не развивать фармкластеры, не вкладывать деньги в разработки собственных лекарств, то есть повторять все ошибки, которые были допущены за последние 20 лет, то и в ближайшие десятилетия российский фармацевтический рынок так и останется типичным колониальным.
 

go to top