facebook vkontakte livejournal googleplus twitter blogspot linkedin
Vidal Logo About header Search header

Хронический миелолейкоз: вторая линия терапии выходит на первый план

Поделиться

Хронический миелолейкоз или ХМЛ – первый из описанных лейкозов у человека. Долгое время это заболевание считалось неизлечимым, и его терапия носила паллиативный характер. Однако сегодня ситуация изменилась, и у больных появился реальный шанс на эффективное лечение.

По статистике заболеваемость ХМЛ составляет 1–2 случаев на 100 000 населения в год. Эти цифры не кажутся такими уж страшными, пока речь не заходит об отдельно взятых семьях. В России насчитывается более 7000 пациентов с хроническим миелолейкозом (по данным 2014 года), в основном это люди в расцвете сил – от 30 до 60 лет, – но среди больных есть и дети. Для семей, в которые вошла болезнь, каждый новый день, проведенный с родственниками, – подарок судьбы,  врачей, здравоохранения.

В наше время лейкемия уже не является приговором. Благодаря развитию молекулярной биологии, в последние годы можно не только продлить жизнь людей с ХМЛ, но во многих случаях излечить их от этого заболевания.

Существенно повлияло на ситуацию с ХМЛ открытие молекулы иматиниб. Этот препарат первой линии стал спасением для огромного количества пациентов. Без использования новейшей терапии средняя продолжительность жизни с этим диагнозом составляет 4 года, а применение иматиниба позволяет в 89% случаев увеличить этот срок и значительно снизить скорость прогрессирования заболевания.

И хотя иматиниб считается «золотым» стандартом лечения во многих странах, а в России больные получают его в рамках федеральной программы «7 нозологий», то есть бесплатно, существует большой круг пациентов, которым он не помогает или они к нему резистентны. И таких пациентов, вынужденных либо прекратить, либо получать неэффективное для них лечение, – около 25-30%.

Для таких пациентов существует препараты второй линии терапии. «Препараты дизатиниб и нилотиниб не взаимозаменяемы, - говорит Л.Ф.Матвеева, Президент Всероссийского общества онкогематологии «Содействие», - Их назначение зависит от наличия сопутствующей патологии, мутационного статуса, стадии заболевания и многих других факторов, которые учитывает врач». Молекулы дазатиниб и нилотиниб эффективны и хорошо переносятся людьми, резистентными к обычным и даже повышенным дозам иматиниба. При этом клинико-экономический анализ показывает, что внесение препаратов на основе этих молекул в список лекарств, оплачиваемых из федерального бюджета, не повлечет за собой увеличение  бюджетных расходов, поскольку таким пациентам не нужна терапия иматинибом, а медиана выживаемости больных с ХМЛ значительно улучшится. Однако дизатиниб и нилотиниб необходимыми средствами лечения в рамках государственной программы пока не признали.

«Стоимость терапии пациента первой линии ХМЛ в год - от 300 до 600 тыс. рублей в аукционных ценах в зависимости от стадии заболевания, - комментирует ситуацию Р.И. Ягудина, профессор, д.ф.н., зав. кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, - второй линии - около 1700 тыс. рублей. Но при этом нужно учитывать, что эффективность лечения пациентов, у которых развивается резистентность или непереносимость первой линии, и которые продолжают получать препарат первой линии, поскольку препараты второй линии не включены в списки государственного финансирования, не достигается».

Качество медицинской помощи – дело общее, и здравоохранение сегодня требует участия самых разных специалистов – медиков, чиновников, экспертов, да и самих пациентов. Проводя эффективное лечение, мы не только продлеваем жизнь пациента, мы делаем работу здравоохранения более эффективной. Поэтому использование инновационных препаратов второе линии терапии, выгодно для всех сторон. Хочется верить, что прогресс, который в медицине и фармацевтике не стоит на месте, в итоге отразится и на включении препаратов в список лекарств, финансируемых из бюджета. В конечном счете, самое важное – это число спасенных людей и количество лет жизни, подаренных им новейшей терапией.

go to top