Автор: Врач, клинический фармаколог Трубачева Е.С.

Апчхи! Будьте здоровы!

Еще немного, и такие «апчхи» снова начнут раздаваться в городах нашей необъятной. Вместе с приходом тепла к нам возвращаются и всевозможные аллергические расстройства. Главное отличить их от сезонных ОРВИ и делать это, естественно, должен врач. Особенно когда дело касается детей – здесь никакая самодиагностика и самолечение недопустимы, так как очень быстро банальный насморк может перейти в угрожающее жизни состояние, требующее немедленной помощи, вплоть до интенсивной терапии.

Эта статья имеет строго ознакомительный характер и ни в коем случае не является руководством по диагностике и лечению, также как и не рассматривает все виды иммунологических состояний гиперчувствительности, которые обобщенно (и непрофессионально) называют аллергиями.

Итак, нам бы хотелось обсудить весенне-летние поллинозы или, как их раньше называли, сенную лихорадку.

Что такое поллиноз? Поллиноз – аллергическое заболевание, вызываемое пыльцой растений, проявляющееся клинически в виде сезонного аллергического ринита, конъюнктивита и у части больных сопровождающееся развитием астмы.

Когда начинаются поллинозы? С первым цветением растений, а заканчиваются с первым снегом, так как цветение растений продолжается весь теплый сезон, являясь естественным циклом жизни растений.

Как проявляются поллинозы? Ринитами (заложенность носа, провоцирующая чихание), конъюнктивитами (глаза сильно чешутся и/или текут слезы), а если совсем не повезло, то явлениями бронхообструкции, приводящими к развитию бронхиальной астмы. Как видно, эти симптомы совершенно неспецифические и, если появились впервые, требуют внимания врача. Если они повторяются в одно и то же время из года в год, то с высокой долей вероятности можно подумать о поллинозе. Но все же диагноз должен ставить врач.

Поллиноз может развиваться на цветение всего чего угодно. В европейской части нашей страны весной в основном цветут и пылят деревья, в августе начинаются мучения от амброзии, в сентябре добавляется лебеда. В интернете существуют карты пыления растений и точные прогнозы на ближайшие дни по оным, которыми очень удобно пользоваться для предотвращения развития заболевания.

Но чтобы точно знать врага в лицо, необходима консультация аллерголога и серия исследований, которые позволят выявить основные аллергены, затрудняющие жизнь и ухудшающие самочувствие, своевременно реагировать на угрозу, которую легче предотвратить, чем потом долго и иногда даже мучительно лечить.

Можно ли спастись от поллиноза? Можно – убежать на берег моря со 100% влажностью, которая осаждает пыльцу. Или в тропические джунгли в сезон дождей. Или уплыть в море на весь период цветения. Но так как мы живем в реальном мире, то придется обходиться тем, что нам может предложить современная фармакология, и уповать на летние проливные дожди.

Что такое аллергическое заболевание? В данном случае – это полный аналог классической воспалительной реакции с выделением медиаторов воспаления, которые тянут за собой выход жидкости и форменных элементов из сосудов, а далее происходит классическое воспаление с покраснением, припуханием и нарушением функции, но с одним «но» – в этом не участвуют микробы, а нормальная защитная реакция организма срабатывает на пыльцу цветущих растений и по сути обозленная иммунная система бросается сама на себя. И с этим современной медицине приходится что-то делать, начиная с выяснения причин такой агрессии. Повторюсь в очередной раз – делать это должны врачи соответствующих специальностей. А мы поговорим, что нам может предложить современная фармакология, чтобы ориентироваться в назначениях врачей.

Что же предлагает современная фармакология для лечения поллинозов?

Как и при любом другом заболевании, терапия бывает симптоматическая и патогенетическая. Симптоматическая снимает только основные симптомы и в случае поллинозов делает это не всегда успешно. Патогенетическая останавливает процесс развития самого заболевания, действуя на основные звенья развития заболевания. Например, блокирует рецепторы к гистамину, который, являясь одним из медиаторов воспаления, вызывает основные симптомы поллиноза. После блокирования рецепторов, клетки становятся нечувствительны к действию гистамина и процесс развития заболевания обрывается. Есть еще и этиологическая терапия, но она без личного вмешательства врача невозможна в принципе, и ни одна аптека тут не поможет.

Итак, симптоматическая – это всевозможные сосудосуживающие капли. Да, заложенность они снимают, но она тут же превращается в водопады воды из носа, и одно крайне неприятное состояние превращается в другое, не менее неприятное. К тому же сосудосуживающие капли нельзя применять более 5 – 7 дней из-за развития зависимости от оных, лечение которой превращается в еще большее мучение. Поэтому сосудосуживающие капли на период сенной лихорадки забываем.

Патогенетическая терапия включает применение блокаторов гистаминовых рецепторов нескольких поколений и местное применение глюкокортикостероидов.

Блокаторы H1-гистаминовых рецепторов первого поколения – были введены в практику очень давно, на данном этапе это препараты исключительно врачебной практики для использования в скорой помощи в виде ампульных форм (димедрол и супрастин), а таблетированные имеют свойство проникать через гематоэнцефалический барьер и угнетают деятельность центральной нервной системы, а потому обладают таким количеством побочных эффектов, что не дают возможности нормально функционировать и работать в течение дня. Самые известные из побочных эффектов – это сонливость и заторможенность нервных реакций, что не предполагает работы на высокоточном оборудовании или вождения автомобиля. К тому же эти препараты используются несколько раз в день и не всегда эффективны в плане достижения необходимого эффекта.

Блокаторы H1 гистаминовых рецепторов второго поколения – самые известные из которых лоратадин (кларитин) и эбастин (кестин) – не обладают такими выраженными побочными эффектами на нервную систему как сонливость и заторможенность, но при этом далеко не всем помогают избежать выраженных проявлений поллиноза.

Наиболее эффективными на данный момент являются представители блокаторов H1-рецепторов третьего и четвертого поколения:

  • Левоцетиризин
  • Дезлоратадин
  • Фексофенадин (нельзя использовать у детей до 12 лет)

Эта группа не угнетает центральную нервную систему и наиболее эффективно устраняет признаки сенной лихорадки. При этом разница в цене между вторым и третьим поколением, особенно когда вопрос касается аналогов, минимальна, это в прямом смысле рубли. А не десятки и сотни.

Но как часто бывает, однокомпонентной терапии может не хватить. Далеко не всегда пусковым механизмом срабатывает только высвободившийся из клеток гистамин. Это связано с реакциями организма, а также механизмами появления гиперчувствительности, так как давно известно, что аллергические проявления у детей чаще более выражены, чем у родителей. Либо имеются дополнительные провоцирующие факторы, которые заставляют добавлять к терапии другие медикаментозные средства, например, глюкокортикостероиды (ГКС) для назального применения. И на них, точнее, на безопасности их применения, хочется остановиться отдельно. Связано это с тем, что традиционно не только общество, но и врачи до сих пор запуганы «страшными гормонами». Это связано с тем, что когда-то (и сейчас при тяжелых системных заболеваниях) эта группа препаратов применялась в виде лекарств для инъекции в течение длительного времени и вызывала даже не побочные эффекты, а целые отдельные заболевания, истощающие организм не меньше основного, по поводу которого системные ГКС были назначены. При этом очень сильно угнеталась иммунная система, что становилось поводом к развитию еще целого букета инфекционных и онкологических заболеваний. И флер этого негатива до сих пор преследует в том числе и ГКС для назального применения, а это неправильно.

Назальные ГКС не обладают системным и накопительным эффектом. Их концентрация рассчитана только на одну область действия, остальное проглатывается и разрушается пищеварительной системой полностью. Эта группа препаратов одна из немногих, если не единственная, способна остановить аллергический ринит здесь и сейчас, не вызывая водопада из носа и потоков слез.

Что делают глюкокортикостероиды для местного применения? Они блокируют высвобождение всех медиаторов воспаления и обрывают воспалительный процесс в самом его зародыше, причем делают это на уровне слизистых оболочек, а не проводя ковровую бомбардировку организма в целом. Кроме того, местные ГКС не угнетают иммунную систему организма, они не дают ей бушевать только в отдельно взятой его области.

Как и в случае блокаторов H1-гистаминовых рецепторов, среди ГКС для местного применения есть препараты более старые, с менее избирательным действием, которые потихоньку ушли с рынка, есть более новые – с более избирательным, при этом цены между ними практически неразличимы. Одним из самых эффективных и безопасных на данный момент является Назонекс (он же самый дорогой) и его аналоги. Останавливая процесс специфического воспаления в носовой полости он, по сути, делает слизистую невосприимчивой к пыльцевому шторму вокруг и препятствует развитию более грозных жизнеугрожающих состояний, таких как отек Квинке.

Но наш нынешний обзор был бы неполным без упоминания методики АСИТ, которая, по сути, является аллергенспецифической вакцинацией является этиологическим методом лечения, и проводится только и исключительно в аллергологических кабинетах соответствующих клиник, начинаясь задолго до начала сезона цветения, а именно в осенний период. Из недостатков этой методики можно выделить время, на нее затраченное, и стоимость, которая достаточно высока, при кратковременности эффекта в несколько лет и вероятной необходимости все так же применять противоаллергические средства.

Сегодня мы не упоминаем методы выживания в городе в период цветения, они прекрасно описаны в статье «Весенний насморк или об аллергическом рините». Нашей целью было познакомить с тем, что мы имеем на сегодняшнем рынке, и развеять некоторые глубоко укоренившиеся страхи. Но продолжаем настаивать, что аллергические состояния требуют внимания врача, как для постановки первоначального диагноза, так и коррекции последующего лечения.

Врач – клинический фармаколог Трубачева Е.С.