Автор: врач – клинический фармаколог Трубачева Е.С.

К сожалению, приходится констатировать, что «модная эпидемия» заставляет писать о себе в третий раз. Человечество умудрилось провалить и этот экзамен, поэтому мы сейчас живем в той реальности, в которой оказались. Уже бессмысленно говорить о том, кто виноват, что инфекция разбежалась по всей планете и что с этим делать. Хотя, если честно, автор чувствует себя так.

Еще в январе-феврале все выглядело вполне прилично: Китай жесткими карантинными мерами, которые в очередной раз доказали свою эффективность, смог мало того, что остановить, но в принципе очистить свою страну от нового коронавируса. Зато все остальные, буквально наплевав на все предостережения и никак не желая отменять отпуска, растащили инфекцию по всей планете. В Россию, как всем хорошо известно, болезнь пришла из Италии, что, к слову, доказывает генотип резвящегося у нас коронавируса.

Помимо безбашенного и инфантильного поведения некоторой части человечества, сам вирус 2019-nCoV преподнес эпидемиологам, вирусологам и врачам такие неприятные сюрпризы и опроверг столько аксиом, что как сказал один умный человек «все, что еще вчера было совершенно невозможным, оказалось сегодняшней объективной реальностью, в которой мы вынуждены жить». Об этих самых сюрпризах, как с ними жить и им противостоять, мы сегодня и будем говорить.

Первый крайне неприятный сюрприз, разрушивший, казалось бы, незыблемую аксиому: «коронавирусы не требуют проведения особых дезинфекционных мероприятий». Ничего, кроме обычной влажной уборки и проветривания сезонные коронавирусы (коих только в этом сезоне в составе возбудителей ОРВИ было аж 4 разных штамма) не требовали в виду абсолютной нестойкости во внешней среде. Именно на это и опирались эпидемиологи в своих первых рекомендациях, откровенно поджидая, когда же увеличится световой день, улучшится погода и солнечная инсоляция избавит нас и от этой напасти. Три раза ха, сказал 2019-nCoV, и показал, как безбедно умеет жить во внешней среде, а мы обрели контактный и бытовой способы инфицирования окружающих, мера противодействию которому только одна – дезинфекционная обработка любых мест пребывания людей, а не только больных. Но еще лучше все эти места массового пребывания ликвидировать. В результате мы получили режим самоизоляции и закрытые ТЦ, в которых огромное количество пластиковых поверхностей, на которых новый коронавирус живет привольнее всего.

Второй совершенно неожиданный сюрприз – при всей своей стойкости во внешней среде, 2019-nCoV легко уничтожается не антисептиками и дезинфектантами, но и обычным натуральным мылом, к числу которого относится, в том числе, и хозяйственное. Исходя из этого знания, а также уже зная то, что вирус привольно живет во внешней среде и его в прямом смысле можно собрать с любой поверхности, приходим ко второму правилу противодействия инфекции – постоянной обработке рук антисептиками (лучше всего спиртовыми с содержанием этилового спирта 60-70%, антисептики на изопропиловом оставьте для медицинских учреждений), когда мы находимся вне дома, и мытье рук с мылом сразу, как мы входим в дом. Можно даже не раздеваясь.

Чтобы окончательно не убить кожу на руках и для еще большей безопасности лучше всего носить перчатки, причем любые: латексные, нитриловые, да хоть кулинарные из полиэтилена, только протирайте их антисептиками после любых контактов с поверхностями в общественном транспорте или магазинах.

Третий сюрприз, от которого автор долго трясла головой, но который заставил быстренько нашить масок – маски эффективно работают на уменьшение количества зараженных. Причем они работают в обе стороны – и когда они на больном или вирусоносителе, и когда на здоровом. Давайте разберемся, почему это произошло. Наше предыдущее знание было о том, что коронавирусы, как и все возбудители ОРВИ, распространяются воздушно-капельным путем, а потому их никакие маски не удержат от проникновения на наши слизистые, если нам в лицо кашлянул больной, не закрыв рот платком или не надев маску. Для 2019-nCoV это не совсем так. Когда закончилась эпидемия в Китае, врачи и ученые смогли начать анализировать «что это было?», и одним из главных вопросов был вопрос «а как, собственно, передается сам вирус?». Было проведено огромное исследование (более 75 тысяч человек) показавшее, далее цитата: «Респираторные инфекции могут передаваться через капли разных размеров: когда частицы капель имеют диаметр >5-10 мкм, их называют респираторными каплями, а когда диаметр <5 мкм, они называются воздушно-капельная взвесь инфекционных частиц. Согласно современным данным, вирус COVID-19 в основном передается между людьми через респираторные капли и контактным путем. При анализе 75465 случаев COVID-19 в Китае не сообщалось о воздушно-капельной передаче. Передача через капли происходит, когда человек находится в тесном контакте (в пределах 1 м) с кем-то, у кого есть респираторные симптомы (например, кашель или чихание) и, следовательно, есть риск подвергнуть воздействию слизистые оболочки (рот и нос) или конъюнктивы (глаза) потенциально инфекционных дыхательных капель. Передача может также происходить через предметы окружающей среды в непосредственной близости от зараженного человека. Таким образом, передача вируса COVID-19 может происходить при прямом контакте с зараженными людьми и косвенном контакте с поверхностями в непосредственной близости или с объектами, используемыми для зараженного человека (например, стетоскоп или термометр). Передача по воздуху отличается от передачи с каплями, поскольку она связана с присутствием микробов в ядрах капель, которые, как правило, считаются частицами диаметром <5 мкм, и могут оставаться в воздухе в течение длительных периодов времени и передаваться другим на расстояния, превышающие 1 м» (источник цитаты, в котором приведены ссылки на первоисточники: ссылка).

В переводе на доступный неканцелярский язык – вирус летит в составе капли слюны, ибо сам летать не научен, а значит остановить его разлет способен любой кусок ткани, поставленный на его пути. И этот кусок должен быть не только на больном, но и на здоровом, чтобы уменьшить до минимума инфицирующую дозу, а то и свести ее на нет, в чем поможет социальная дистанция.

Поэтому правило третье – к самоизоляции от мест массового скопления вероятных больных, ношению перчаток и использованию антисептиков, мы добавляем маски, очки (в глазах тоже есть места входа вируса в организм) и начинаем буквально шарахаться от любого, кто пытается подойти к нам ближе, чем на пару метров.

Четвертый сюрприз, который оказался самым неприятным в плане последствий, – невозможность отличить больного, выделяющего вирус, от здорового. Во-первых, как показали китайские исследования и уже наша накапливающаяся статистика, от 40 до 80% больных вообще не подозревают, что они больны в виду полной бессимптомности происходящего с ними. Мы дожили до времен, когда появилась совершенно невозможная еще год назад «легкая пневмония» – то есть у человека двустороннее поражение легких, а он о нем понятия не имеет, так как хорошо себя чувствует. А заразность в инкубационном периоде? Еще не так давно это казалось ненаучной фантастикой. Теперь это страшная объективная реальность, ибо именно эти люди наносят максимальный ущерб, так как именно они, если ударились в COVID-диссидентство и игнорируют самоизоляцию, заражают максимальное число окружающих. И именно такие люди не то что проредили, а фактически выкосили многие лечебные учреждения (Список памяти врачей, погибших от COVID-19, — по ссылке, заболевших — в сотни раз больше), перезаражав врачей своим враньем «я никуда не ездил» (сейчас это касается уже не заграничных поездок, а поездок в Москву, Санкт-Петербург, Нижний Новгород и другие самые настоящие очаги инфекции, где она выбралась в город), в результате тяжелыми пациентам с COVID призваны заниматься врачи-гинекологи, врачи УЗИ и других специальностей, которых обучили на 36 часовых курсах и бросили в бой. Задумайтесь на секунду, что такое 36 часов и чему за это время можно научиться. Представили? Не страшно? Совсем? На майские шашлыки пойдете? А автору страшно до жути.

Автор понимает, что все кто читал первую и вторую статью сейчас думают, что она либо рехнулась от страха, либо переобувается в прыжке. Нет, это не так. Мы находимся в условиях официально объявленной пандемии, и это значит, что каждый априори считается больным, пока не доказано обратное. То есть каждого из нас напрямую касаются правила самоизоляции, ношения масок, перчаток и использования антисептиков в т.ч. и в быту, ибо главная цель пребывания в очагах инфекции – не заразиться и выжить. Поэтому все, что было актуальным в «мирное» время, во время пандемии не считается – маски носим, антисептики используем, дезинфектантами моем все вокруг. Когда все закончится и все доживем до вакцины, мы расскажем, как вернуться к нормальной жизни, чтобы избытком всего перечисленного себе не навредить. В условиях эпидемии избыточных мер не бывает.

Но где взять маски и антисептики, их же нет в аптеках, возразите мне вы. Во-первых, есть не только аптеки, но и интернет-магазины, а там этого добра навалом, вплоть до спецзащиты, которая для пробежки в магазин или выгула питомца абсолютно не нужна. Она нужна для входа в очаг и автор надеется, что вас минует чаша сия. Во-вторых, вам совершенно не нужна именно медицинская маска или дезинфектант – достаточно любой тканевой или марлевой (главное, чтобы марля не напоминала рыболовную сеть). Марлевая маска из шести слоев самостоятельно шьется минут за 30 и будет многоразовой, надо лишь менять каждые два часа (а куда это вы собрались на более долгий срок?), стирать хозяйственным мылом (это к вопросу о дезинфектантах, хозяйственное мыло дешево и отлично работает на обеззараживание) и прогладить очень горячим утюгом с включенным на максимум отпариванием. Автор всем этим активно пользуется в своей обычной жизни, не связанной с работой. А на работу ездит в синих бязевых масках в цветочек, очках и нитриловых хозяйственных перчатках, так что все, о чем тут пишется, используется на себе ежедневно, кроме выходных, которые проводятся дома.

Несколько слов о самоизоляции. Уважаемые читатели! Мы очень хотим, чтобы вы поняли, что дом сейчас для всех нас самое безопасное место. Если бы не все эти странные люди, которые спутали нерабочие дни по самоизоляции с каникулами и не рванули на массовые гуляния и шашлыки, а посидели бы 14 дней дома, уже бы все закончилось, так как прервался бы процесс передачи. Но мы получили то, что уже получили. Автор с содроганием ждет первомайских шашлыков и, как следствие, пробок из скорых в больницы уже своего региона. За этот месяц по несколько раз в день выслушиваю про неконтролируемых дома детей, которым нужна воля, про «помрем с голоду» и про священное право на передвижение, но ни разу не услышала про главное право любого человека – это право на жизнь. Но на улице, когда бегу на работу и назад, каждый день наблюдаю отнюдь не голодающих детей в сопровождении бессмертных бабушек, семейные выезды в магазины без каких либо средств защиты и парочки, пользующиеся весной и расцветающей природой, чтобы продемонстрировать «поцелуй смерти» в масках на подбородках. А люди, с которыми автор едет на работу каждый день и уже скоро начнет здороваться, так как они одни и те же, эти люди бегут бегом – и на всех на них маски, закрывающие и нос, и рот. А те, кто вошел без оного аксессуара, довольно быстро покидает автобус – наверное, им неуютно.

В завершении просим вас еще раз подумать, без паники и на трезвую голову, обо всем, что тут написано, и не подвергать себя ненужному риску, так как статистика заболеваемости именно в России очень сильно отличается от китайской и даже итальянской – у нас болеет, и болеет очень тяжело молодежь до 45 лет. Она же и умирает. Старшее поколение, возможно, просто более дисциплинировано и сидит по домам. Чем дисциплинированнее мы все будем в эти дни, тем быстрее все закончится.

Мы пока еще очень мало знаем об этом возбудителе и этой болезни, и очень не хотелось бы писать четвертую статью о новых неприятных сюрпризах, продолжающих разрушать основы эпидемиологии и инфектологии. Берегите себя и «ну ее, эту наружу» (с) Масяня.