Автор: Трубачева Е.С., врач – клинический фармаколог

Темой нынешнего разговора будет, с точки зрения автора, королева внутрибольничных инфекций любого стационара – Klebsiella pneumoniae (или палочка Фридлендера). Да-да, автор не ошибся, именно она, а не синегнойки или ацинетки, а именно ее величество – клебсиелла, практически абсолютная убийца тяжелых и крайне тяжелых пациентов. Почему это именно так, мы сегодня и поговорим.

Микробиологические аспекты

Klebsiella pneumoniae

Первое и главное, о чем надо знать, – Klebsiella pneumonia – это представитель нормальной микрофлоры кишечника. Еще раз и большими буквами – НОРМАЛЬНОЙ! Не надо ее там лечить (как и стафилококк в носоглотке) – она там живет, и это ее естественный ареал обитания.

А все остальные локации, где она может быть обнаружена: нижние дыхательные пути, мочевыводящий тракт, секрет простаты или содержимое полости матки (анальный сексуальный акт без презерватива – зло, имейте это в виду при сборе анамнеза, особенно у женщин с послеродовым эндометритом, автор такого навидался в достатке… мужчин это тоже касается, и обнаружение подобной зверюшки в секрете простаты должно навести на определенные мысли и вопросы, и пока пациент не закончит данную практику, простатит вы ему при всем желании не вылечите), кровь и в раны при раневых инфекциях после хирургического вмешательства на брюшной полости – могут указывать на возбудителя текущего состояния.

Что вызывает:

  • Пневмонию
  • Абсцессы легких
  • Перитониты
  • Инфекции мочевыводящих путей
  • Менингиты
  • Эндокардиты
  • Раневые инфекции
  • Инфекции матки и влагалища
  • Сальпингиты
  • Остеомиелиты
  • Инфекции кожи
  • Сепсис

Общим у всех этих патологий является одно – они все тем или иным образом связаны с вмешательством, и чаще всего (опуская уже упомянутые анальные сексуальные акты) это вмешательство носит ятрогенный характер. Клебсиелла не умеет ни летать, ни ходить, ни даже ползать, в очаг ее приносят либо неправильно вымытые руки, либо плохо обработанное медицинское оборудование.

Эпидемиологические аспекты

Как мы уже обсуждали в статье о синегнойной палочке, при некотором желании и упертости эпидемиологической службы или клинического фармаколога (или команды из оных, так как каждый знает свое звено), извести неферментеров из стационара – не самая сложная задача. Было бы желание у администрации этим заняться. Что касается лечащих врачей и среднего персонала, то это тот случай, когда достаточно обработать перчатки и далее, на уровне ЦСО и утилизации отходов, правильно избавиться от контаминированого материала, и если инструментарий не одноразовый, то очистить и простерилизовать его. То есть даже на уровне обработанных (или стерильных) перчаток, касающихся только одной области пациента (другая область, если необходимо, требует смены перчаток, либо обработки рук с полным выдерживанием экспозиции, а не чуть-чуть антисептиком помазал-растер-побежал), вы уже снижаете риск контаминации оным зверьем с последующим развитием синегнойной инфекции. Про ацинетобактер будет отдельная глава в разделе «неферментеры».

С клебсиеллой все намного сложнее. Эта, не побоюсь громкого слова, зверища, живет в кишечниках всего персонала медицинских учреждений. И в первую очередь, как понятно из ее названия, поражает нижние дыхательные пути. А если персонал работает с антибиотиками, то клебсиелла еще и устойчивая ко всему арсеналу применяемых препаратов (это к вопросу о разумном ограничении доступа к препаратам резерва). Так как сама клебсиелла не имеет ножек и крылышек, то попадает в оные пути она двумя способами: или в случае аспирации, или на руках персонала и с оборудования. Иного не дано. При аспирации это будет личная дикая зверюшка пациента, в случае грязных шаловливых ручек или оборудования (например, эндоскопов) – клебсиелла, высеваемая в отделении в процессе микробиологического мониторинга. А если этот мониторинг углубленный, то напрямую покажет, какая именно хрюшка, выйдя из туалетной комнаты, не соизволила помыть руки, понадеявшись на перчатки. И нет, перчатки, даже стерильные в данном случае, не спасают, они не презерватив. Руки надо мыть и обрабатывать правильно, обязательно соблюдая технологию и экспозицию.

Как вы понимаете, истребить медицинский персонал мы не можем, поэтому и полностью очистить стационар от данной проблемы не получится. И она обязательно выскочит, стоит на секунду расслабиться, и выскочит на самом тяжелом больном, где еще умудрится смутировать в такого урода, которого не достанешь никаким антибиотиком.

На общемировом клебсиеллу тоже очень сильно боятся, и когда в 2010 году вдруг в Великобритании обнаружили штамм NDM (он устойчив вообще ко всему набору существующих антибиотиков и обозван абсолютным убийцей), паника была знатной. В результате проведенного эпидемиологического расследования, по итогам которого большая группа видных ученых стала персонами non-grata в Индии, было установлено, что данный штамм привезен оттуда и из Пакистана. Присутствие в сточных водах возбудителей, имеющих карбапенемазы (то есть это уже не внутрибольничная флора, это то, что там живет на улице) на момент проведения расследования составляла 90% по CTX-M15 и 36% по NDM. С чем связан сей факт? С безрецептурным масштабным использованием карбапенемов и… проблемами с проточной канализацией. Ее либо нет, либо ей не пользуются, а делают все по старинке. А так как земной шар оказался очень маленьким, теперь NDM-штаммы обнаруживаются по всей планете. У нас, например, очень быстро данным штаммом заселились клиники Санкт-Петербурга. И медицина перед ними бессильна. До тех пор, пока не налажен эпиднадзор, а персонал не моет руки после каждого посещения туалета.

Так как любого врага надо знать в лицо, то наиболее часто встречаемые портреты у автора тоже есть.

Итак, дикая и ничем ни разу не пуганная клебсиелла выглядит вот так:

Клебсиелла — рисунок 1

Где встречается? Те самые послеродовые эндометриты, как результат плотских утех, простатиты, а также раневые инфекции после оперативных вмешательств на брюшной полости у ранее не леченных пациентов.

На этом рисунке:

Клебсиелла — рисунок 2

– вы можете увидеть устойчивый внутрибольничный штамм, который еще можно чем-то полечить, но это будет тяжело и дорого, проще персонал научить руки мыть и бороды брить (фекальной микрофлоры в мужских бородах в таком достатке, что единственный вариант для тех, кто хоть как-то соприкасается с ранами, данное украшение не носить или не оперировать).

На следующей картинке:

Клебсиелла — рисунок 3

– мы видим практически неубиваемого зверя, который сам по себе вбивает тот самый последний гвоздь в гроб пациента. Но как же Тигециклин, спросите вы. Отвечу – тигацил является бактериостатиком, и пока он наберет необходимую силу, пациента уже отнесут и закопают. Но даже это еще не предел. Предел на следующем рисунке, и нет, Имипенем при указанной MIC уже бессилен:

Клебсиелла — рисунок 4

Как вы понимаете – эти два зверя являются абсолютными убийцами, против которых в данный момент медицина бессильна полностью. И именно такое зверье живет в стационарах без микробиологического мониторинга и систем противостояния в виде эпидемического надзора. Именно эти звери убивают самых тяжелых пациентов, если каким-то образом (руки персонала или плохо обработанное оборудование) в них попали. Но что хуже всего, эти штаммы способны передавать свои факторы устойчивости другой грамотрицательной флоре, например, кишечным палочкам, а потому пациенты, инфицированные такими клебсиеллами, должны быть полностью изолированы и карантинизированы. Спасти их, скорее всего, не получится, но хотя бы всех остальных оградите от инфицирования и последующего летального исхода, да и сами такую зверюшку не подцепите (как вы помните «врач – это диагноз», так не будем его себе усложнять).

Чем лечить?

Дикая клебсиелла отлично лечится препаратами группы цефалоспоринов третьего ряда.

А вот внутрибольничную можно побороть, только четко понимая, с чем вы имеете дело, и обычный диско-дифузионный метод диагностики тут не поможет. Нужны автоматизированные системы с определением MIC. Но во главе угла все равно стоит инфекционная безопасность пациентов. Коллеги! Автор понимает, что выглядит «городской сумасшедшей», коим в свое время был объявлен Земмельвейс, но он вас умоляет – мойте руки после посещения туалета и мойте их правильно. Вам это ничего не стоит, а пациенты выживут. Ничего более эффективного против внутрибольничных клебсиелл пока не придумано. А эпидемиологи ваших учреждений будут проводить свои работы по контролю и дезинфекции отделений и целых зданий. Так получилось, что именно эту королеву ВБИ мы, врачи, медсестры и младший персонал, носим исключительно в себе. Берегите себя, своих близких и своих пациентов, тем более в это нелегкое для отечественной медицины время, с угрозой введения врачебных статей в УК. Клебсиелла – это почти всегда чистая ятрогения. Повторюсь – берегите себя и мойте руки.

Поделиться