Vidal Logo СПРАВОЧНИК
ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ
ПОИСК:
Поделиться

Лечение меланомы: интервью с профессором С. А. Тюляндиным

Профессор Тюляндин Сергей Алексеевич

Доктор медицинских наук, заместитель директора по научной работе РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, заведующий отделением клинической фармакологии и химиотерапии.

 

— Какая сейчас ситуация с меланомой в России?

Это довольно обширный вопрос, на него так сразу не найдешь ответ. В целом, можно сказать, что меланома кожи в России уже не редкая болезнь. В первую очередь, потому что эта болезнь имеет выраженный метастатический потенциал, высокую склонность к образованию различных вторичных очагов опухолевого роста. Вследствие чего, значительная часть пациентов, которая получает такой диагноз, становится хронически больными людьми. Таким образом, прогноз болезни становится крайне неблагоприятным.

 Какая в России средняя 5-летняя выживаемость?

Говоря о пациентах с 5-летней выживаемостью, мы подразумеваем пациентов
с распространенной болезнью, называемой 4-ой стадией. У них годичная выживаемость в пределах 20-25%.  Однако, здесь нельзя ответить однозначно. Любую цифру можно дать в диапазоне, потому что все зависит от типа метастазирования и различных особенностей. Можно говорить о выживаемости до 40%, в случае «благоприятной» локализации метастазы, когда человек может дольше находиться с этим процессом. При неблагоприятной локализации это 20-25% годичной выживаемости и 6 месяцев по медиане. Медиана — это половина людей, наблюдаемых в динамике выживания, которая дает определенный показатель. Для диссимулированной меланомы этот показатель — 6 месяцев.

 В настоящее время хватает ли финансирования для лечения таких людей?

Нет, не хватает.

 Вы испытываете большой дефицит?

Я не могу ответить на этот вопрос, потому что я не занимаюсь закупками.
Я работаю в клиническом отделении, где мы лечим пациентов. В ситуации, когда мы хотим помочь человеку с лекарством, мы предлагаем ему стать добровольцем клинических исследований: дается направление с рекомендацией к районному онкологу, которое обосновывает необходимость данного лечения или личное желание пациента. Это является первостепенной функцией таких учреждений, как крупные институты и как наше учреждение — Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина. Они представляют собой большую клиническую базу, где существует абсолютно все для проведения клинических исследований.

 Вашем центре основная часть пациентов, участвующих в исследованиях, находятся на 4-ой стадии?

Нет, в научном центре им. Н.Н. Блохина проводятся различные клинические исследования, и условия отбора пациентов различаются в зависимости от каждого направления исследования.

— Проводили ли Вы клинические исследования с Китрудой? И какие были результаты?

Да. Это интересный препарат. Несмотря на то, что мы сегодня присутствуем на представлении этого препарата медицинской общественности России, наши врачи уже хорошо знают результаты ранее проведенных клинических исследований
в мире. Они демонстрируют достаточно высокую эффективность этого лекарства против не только метастатической меланомы, но и целого ряда других заболеваний. Можно даже сказать, что Китруда является универсальным средством в онкологии. Пока что, на сегодняшний день, мы говорим только о трёх показаниях для применения: рак лёгкого, меланома и колоректальный рак.

 Данный список показаний, зарегистрирован только в России или в мире?

В мире. В России мы, по-видимому, повторяем лишь определенные пункты регистрации. Суть таких препаратов, как Китруда, при лечении, например, рака — ингибировать специфические рецепторы, которые не дают погибнуть лимфоциту, главной клетке иммунитета. Лимфоцит, борясь с опухолью, может быть ею уничтожен. Китруда защищает лимфоциты от воздействия опухоли, восстанавливая, таким образом, иммунную защиту человека. Эффективность этого лекарства представляется в пределах 30-50%. Это очень высокий показатель, учитывая, что Китруда не является противоопухолевым препаратом. Направление иммуноонкологии фактически сложилось благодаря двум разновидностям лекарств-ингибиторов: препарат первого поколения — ипилимумаб — ингибитор CTLA-4-рецептора, сдерживающего ответную реакцию иммунитета; препарат второго поколения — пембролизумаб (Китруда) — ингибитор PDO-рецептора, регулирующего иммунную систему посредством предотвращения активации
Т-лимфоцитов.  Оба лекарства не являются противоопухолевыми, в отличие от химиотерапии, они не уничтожают опухоль и не влияют на клеточный цикл развития опухолевой болезни. Они регулируют взаимодействие лимфоцита с опухолью, ингибируя рецепторы, сдерживающие работу Т-лимфоцита. Говоря простым языком, снимают «тормоз» с иммунной системы, который необходим в здоровом организме для предотвращения развития аутоиммунных болезней. В дальнейшем, думаю, появятся препараты третьего и других поколений. Возвращаясь
к препаратам иммуноонкологического ряда, можно также отметить, что Китруда, как препарат второго поколения явно эффективнее препарата первого поколения. Эффективность уже в 2 раза выше при меньшей токсичности, что очень важно, потому что ипилимумаб достаточно токсичен, если сравнивать его с Китрудой.

 Возникает меньше побочных эффектов?

Да, Китруда действует мягче, практически даже иногда не давая никаких побочных действий. Китруда защищает и сохраняет лимфоцит, который является основной функциональной клеткой иммунной системы. Именно сохраненный лимфоцит позволяет вести дальнейшую борьбу.

Вас может заинтересовать