Автор: врач – клинический фармаколог Трубачева Е.С.

Если еще каких-то 7 лет назад ацинетобактер была зверем, о котором знали реаниматологи крупных больниц да клинические фармакологи, то менее пяти лет назад ситуация кардинально изменилась – теперь про ацинетку знают все, кто в том или ином виде работает в стационарах. Она очень быстро заместила собой всю предыдущую внутрибольничную микрофлору и фактически вышла на первый план самых проблемных внутрибольничных микробов, заняв чуть ли не основную нишу ВБИ.

Автор сразу хотел бы предупредить, что речь здесь пойдет не столько об Acinetobacter baumannii, сколько о семействе ацинетобактеров, ибо клиническую значимость имеет не только вышеупомянутый возбудитель.

acinetobacter

Ацинетобактеры являются представителями тройки основных опасных возбудителей согласно определению ВОЗ. Двух других представителей из этого списка мы уже обсудили: это синегнойная палочка и энтеробактерии (клебсиелла, кишечная палочка, энтерококки). Именно для этой могучей тройки в первую очередь и должны разрабатываться новые антибиотики, но пока с этим как-то не очень.

Микробиологические аспекты

Ацинетобактер (или ацинетка, как любит обзывать ее автор), является фактически «кровной родней» другого общеизвестного неферментера – синегнойной палочки. Но, в отличие от синегнойки, природно-устойчивого ацинетобактера вам могут принести прямо с улицы. То есть в природе имеются штаммы, и в очень большом количестве, которые изначально природно-устойчивы фактически ко всему арсеналу имеющихся в медицине антибиотиков. А еще таких же, но уже внутрибольничных мутантов не менее «удачно» выращивают в отделениях с высокой частотой использования антибактериальных препаратов. И это при том, что принести такого микроба в больницу, а также занести его в больного, может вообще любой человек, так как изначально ацинетка, как и синегнойка, является почвенным микробом, а потому горшки с цветами, садоводы-огородники, зимой растящие рассаду, летом ковыряющиеся на даче, а потом, нормально не отмыв руки, начинающие перевязывать раны или менять катетеры, да просто посетители с пылью на ботинках – все они в каждый момент времени приносят в больницы миллиарды подобных микробов. И это как раз то, о чем автор упоминал в разговоре о клебсиелле – вывести ацинетку, в отличие от синегнойки, несопоставимо труднее. Напомню, синегнойка предпочитает мокрую теплую грязь, поэтому ее проще отсечь от заноса в чистые отделения и внутри самой больницы проще выбить. А теперь представьте, чего будет стоить избавиться от пыли, комнатных растений, любителей-огородников и ломящихся, теперь уже даже в реанимации, посетителей. Практически нереально, если это только не ламинарный бокс.

Поэтому будем изучать врага в лицо

Общее представление о том, что из себя представляют дикие и непуганые антибиотиками ацинетобактеры, можно составить на EUCAST. Для тех, кто никогда не пользовался данным ресурсом, небольшая подсказка – тыкаем мышкой (или пальцем, смотря откуда читаете этот опус) в плашку «Species», выбираем один из 25-ти ацинетобактеров и наслаждаемся изучением. Общую антибиотикочувствительность семейства Acinetobacter spp. можно рассмотреть тут. Небольшое пояснение для тех, кто здесь впервые, – клинически значимыми минимальными подавляющими концентрациями (MIC), которыми можно и нужно пользоваться в клинической практике (а также как маркер того, какие антибиотики будут работать, а какие нет – их MIC указаны с чисто исследовательскими целями), являются показатели, отмеченные синими клеточками. На эти же показатели настроены аппараты для определения антибиотикочувствительности, с помощью которых продемонстрированы антибиотикограммы в наших статьях.

Теперь посмотрим на, можно сказать, типичных представителей семейства Acinetobacter spp. Необходимо отметить, что продемонстрированные ниже возбудители выделены из ран, полученных в результате ДТП в летнее время, причем у пациентов, которые длительное время не лечились антибиотиками, то есть оба зверя являются дикими.

На первом фото лечащему врачу повезло, так как ему достался возбудитель, чувствительный ко всему возможному арсеналу антибиотиков, которые в принципе могут повлиять на данный микроб.

acinetobacter_tab1

На второй антибиотикограмме возбудитель тоже получен из раны, ни разу не леченной антибиотиками, а также сам больной длительное время ничего антибактериального не употреблял. Данный случай очень хорошо демонстрирует то, что мы обсудили раньше, – только по антибиотикограмме в случае ацинеток трудно сказать, внутрибольничный возбудитель вызвал гнойно-воспалительный процесс или дикий уличный.

acinetobacter_tab2

В научно-исследовательском институте, который может провести генетическое исследование возбудителя, смогут выяснить полностью, дикий это штамм или внутрибольничный, а мы, работающие на земле, скорее всего, не ответим на этот вопрос. Правда, у нас теперь СК все про всех знает, и автор уже давно ждет, когда очередного несчастного еще и в такого рода заражении обвинят.

Следует отметить, что обе эти картинки не отменяют факта наличия внутрибольничного заражения как первым штаммом (горшки с цветами помним?), так и вторым, в который под действием использующихся в больнице антибиотиков может выродиться первый. Ациентка, как и предыдущие обсуждаемые возбудители ВБИ, так же не имеет крылышек и ножек, ее точно так же переносят на руках и плохо обработанном медицинском оборудовании (эндоскопы, точнее, бронхоскопы, это просто бич крупных стационаров). Поэтому только внутриведомственный микробиологический надзор и работа над соблюдением санэпидрежима помогает удержать и эту зверюгу в хоть каких-то приемлемых рамках.

Клинические аспекты

Что способен вызвать ацинетобактер?

  • Раневую инфекцию
  • Инфекции кровотока
  • Инфекции дыхательных путей – в первую очередь, внутрибольничную пневмонию, часто вентилятор-ассоциированную, особенно так называемую позднюю (более семи суток на ИВЛ). Здесь он делит пальму первенства с синегнойкой и MRSA
  • Внутрибольничные менингиты
  • Инфекции мочевыводящих путей, чаще всего ассоциированные с использованием эндоскопического оборудования
  • Перитониты у пациентов на перитонеальном диализе
  • Почти полный набор инфекций, связанных с установкой имплантов или протезов

В общем, как вы можете видеть, ацинетка способна загубить на корню любой врачебный труд, так как инфекции, ей вызванные, имеют высокий процент летальности у пациентов, имеющих факторы риска развития подобной инфекции.

К факторам риска относятся:

  • пациенты мужского пола
  • наличие сопутствующих заболеваний, особенно в стадии декомпенсации
  • отдельно отметим сахарный диабет
  • пожилой возраст
  • длительное нахождение в стационаре/стационарах
  • использование массированной терапии антибиотиками без явных показаний или использование комбинированной антибиотикотерапии там, где она так же не показана – вспоминаем пословицу «свято место пусто не бывает» и не даем селективных преимуществ подобным убийцам
  • предшествующая текущему заболеванию госпитализация в реанимацию
  • и лично от автора – ДТП в сухой теплый период, если не сделать нормальное ПХО сразу, шанс получить ацинетобактерную инфекцию рану достаточно высок

Чем лечить?

Хороший вопрос. Точно такой же, как «чем лечить внутрибольничную клебсиеллу», которым мы задавались ранее.

Как вы могли убедиться, лечить ацинетку эмпирически (а это возможно только при тщательном внутрибольничном мониторинге), и даже с использованием диско-диффузионного метода, не очень-то и получится. Точнее, не получится совсем. Нужны аппаратные методы диагностики, чтобы точно знать, с чем вы имеете дело. И внутрибольничный мониторинг тоже крайне необходим, особенно если неферментеры сеются массово, чтобы знать — заполз ли возбудитель с улицы или уже свой зверинец развели. Во втором случае только мыть-мыть и еще раз мыть всю больницу полностью, а не только одно отделение, а также переходить на полностью одноразовые расходники, и к аппаратам ИВЛ тоже. Автор понимает, что при этих словах или в монитор захочется плюнуть, или помидором тухлым швырнуть, благо сезон пока не закончен.

Коллеги, справиться с ацинетобактерными ВБИ можно только методами эпидемиологического порядка. Так что или вы будете, не побоюсь этого выражения, драть как сидоровых коз своих эпидемиологов (чтобы они вам, в том числе, и расходку одноразовую добывали, чтобы начальство не думало, что это только отделение реанимации блажит, и организовывали регулярную плановую и тем более заключительную помывку отделений, где эта самая ВБИ приключилась), или полностью завязнете в ацинетобактерных ВБИ, которые безумно дороги в лечении и плохо предсказуемы в плане осложнений и исходов. Антибиотиками с ацинетобактерами справиться НЕВОЗМОЖНО! Чудо-препарат Тигацил, к сожалению, совсем не чудо. Да, он работает, но в случае тяжелой ВБИ, пока он заработает, пациента отнесут и закопают, ибо это бактериостатик из семейства тетрациклинов. А чудо-метод с назначением высоких доз сульбактама в комбинации с ампициллином или цефоперазоном рано или поздно доведет или до сумы, или, что более вероятно, до тюрьмы, так как до сих пор нигде в регламентирующих документах нормально не прописан. Мы же сейчас находимся в ситуации, когда СК высокие дозы магнезии практически эвтаназией объявил, и автор боится представить, что будет, обнаружь он у погибшего от сепсиса пациента 24-36 грамм ампициллина/сульбактама внутривенно, которые, конечно, обоснованы с точки зрения как микробиологической, так и патогенетической, но этого нет в регламентах, и про это может не знать эксперт медицинского отдела СК, как уже происходит с вышеупомянутой магнезией.

Так как лечить?

В рамках клинических рекомендаций по той нозологии, которая у вашего пациента имеется, выложенных здесь, всегда только комиссионно, с привлечением клинических фармакологов и клинических микробиологов. И мойте руки после каждого подобного пациента очень тщательно — это ваша личная техника безопасности.

Поделиться